+7 (495) 249-04-28с 10.00 до 18.00 пн-пт
+7 (495) 545-70-76с 9.00 до 22.00 пн-вс
+7 (499) 755-81-75с 8.00 до 22.00 пн-вс
Нет большего горя для адвоката, чем образованный, инициативный, пытливый клиент, ибо глупость, которую он творит, уповая на свое благоразумие, безгранична и способна ангела довести до исступления.
Председатель коллегии: ЛУНЕВ Алексей Владимирович, адвокат
Председатель коллегии адвокатов ЛУНЕВ Алексей Владимирович Верхняя рамка контента сайта коллегии адвокатов

Победа в Европейском Суде по правам человека (ЕСПЧ)

Адвокаты Коллегии «Лунев и партеры» имеют положительную практику по обжалованию незаконных решений российских судов по уголовным делам в Европейском Суде по правам человека.

Адвокаты готовы грамотно и в срок составить для Вас жалобу в Европейский Суд так, чтобы убедить Высший Суд в нарушении Конвенции по правам человека, и способствовать восстановлению Ваших нарушенных прав.
Так, в 2015 году была составлена и подана жалоба в ЕСПЧ в интересах Доверителя Коллегии, которому при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а в дальнейшем при принятии решений о продлении срока содержания под стражей были допущены существенные нарушения российских норм материального и процессуального права, а также общепризнанных принципов и норм международного права.

Суды в своих решениях должны исходить из презумпции свободы и личной неприкосновенности, в силу которых лицо может их лишиться только при исключительных обстоятельствах. Продление срока содержания под стражей обвиняемому должно производиться в разумных пределах и с тщательной проверкой судьями всех представленных стороной обвинения аргументов для этого.

Однако, продлевая срок содержания под стражей Доверителю, суд ограничился общими доводами, не изучив документы, которые могли повлиять на его решение, не приняв во внимание доводы защиты. Судом были изучены и положены в обоснование своего решения только обстоятельства в пользу содержания его под стражей.

В соответствии с требованиями ст. 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения.

Судом же в постановлениях об избрании и продлении меры пресечения пять раз были указаны абсолютно аналогичные основания как для избрания, так и для продления срока содержания под стражей. А именно: такие обстоятельства как тяжесть преступления, сложность дела, невозможность установить иных соучастников, необходимость провести многочисленные следственные и процессуальные действия, риск оказания обвиняемым препятствий следствию.
Фактически единственным основанием содержания обвиняемого под стражей являлась тяжесть предъявленного обвинения. Вместе с тем одного этого обстоятельства недостаточно. Другие личные факты, такие как исключительно положительные характеристики обвиняемого, его социальный статус и семейное положение, постоянное проживание в России, авторитет в среде предпринимателей, в том числе и иностранных партнеров, вообще не рассматривались.

Все это свидетельствовало об отсутствии анализа судом всех действительных оснований для продления обвиняемому срока содержания под стражей. Общий срок заключения Доверителя составлял 1 год, в то время как следствие по делу длилось уже 1,3 года. То есть, срок содержания его под стражей фактически являлся санкцией, а не мерой пресечения, что противоречит принципам и практике ЕСПЧ (нарушение ст. 5 Конвенции).

Судами при избрании меры пресечения и продления ее срока также было нарушено право на справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом (нарушение ст. 6 Конвенции).

Судебный процесс, как следует из решения ЕСПЧ по делу Роменский против России (22875/02), можно считать справедливым только в том случае, если следующая инстанция исправляет ошибки первой. Сторона защиты неоднократно обращалась в суд апелляционной инстанции именно с целью исправления судебной ошибки.
Так, Доверитель Д., являясь гендиректором ООО, осуществляя предпринимательскую деятельность, направленную на получение прибыли, заключил государственный контракт с Департаментом имущественных отношений и выполнил строительно-монтажные работы в рамках гражданско-правового договора, где Доверитель выступает в качестве Генерального подрядчика, а Департамент в качестве Заказчика работ. То есть, между двумя хозяйствующими субъектами в надлежащей форме было высказано намерение на осуществление предпринимательской деятельности.

Пунктом 1 статьи 2 ГК РФ, установлено, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Именно так характеризуются гражданско-правовые отношения по выполнению подрядных работ по государственному контракту.

Таким образом, инкриминируемое Д. следствием преступление относилось к преступлениям, совершенным в сфере предпринимательской деятельности.
Однако суд, в нарушение законодательного запрета на избрание меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, занимающихся предпринимательской либо связанной с ней деятельностью, не согласился с доводами защиты, признав неприменимыми в конкретном случае положения ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ.

В своем постановлении суд указал, что «преступление, в совершении которого подозревается обвиняемый не может считаться совершенным в сфере предпринимательской деятельности в связи с тем, что предметом хищения являются бюджетные средства».

Аналогичную позицию заняли апелляционные инстанции, которые указали в своих постановлениях, что считают верным выводы суда первой инстанции о том, что здесь не могут применяться положения ч.1.1 ст. 108 УПК РФ, так как предметом хищения являются бюджетные денежные средства.

Таким образом, судом бюджетные денежные средства поставлены в особое положение, которые имеют особую форму уголовно-правовой защиты.
Правоотношения, возникающие при размещении заказов для государственных и муниципальных нужд, действительно имеют общественно значимую цель, однако законодательно указанные отношения не выведены из-под регулирования норм Гражданского кодекса РФ в части заключения и исполнения договорных отношений, в том числе и на выполнение строительно-монтажных работ по государственным контрактам.

Однако, суд не указал, что деятельность обвиняемого Д. как генерального директора не является предпринимательской, что противоречит действующему законодательству.

Европейский Суд по правам человека признал доводы Жалобы адвоката в интересах Доверителя обоснованными. Своим решением от 20.12.2016 года «Девятов и другие против России» (72879/14) подтвердил, что в отношении Доверителя коллегии допущены нарушения Конвенции и постановил взыскать с государства – Российской Федерации в его пользу 3 900 ЕВРО (три тысячи девятьсот).

В соответствии с ч.1 ст. 43 УПК РФ вступивший в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Согласно ч. 5 ст. 415 УПК РФ Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления Председателя Верховного Суда РФ отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с постановлением Европейского Суда по правам человека.

Президиум Верховного Суда РФ своим Постановлением от 12.07.2017 года признал вышеуказанное Решение Европейского Суда, восстановил в порядке ст.415 УПК РФ производство по делу в отношении Доверителя коллегии и отменил обжалуемые постановления нижестоящих судов.

Необходимо отметить, что до вынесения положительного решения Европейского Суда по правам человека все отечественные инстанции оставили указанные в Жалобе нарушения без своего внимания – вплоть до Верховного Суда Российской Федерации.

Разработку правовой позиции и линию защиты по данному делу осуществляли Председатель коллегии Лунев Алексей Владимирович, адвокаты Лунева Ольга Валерьевна и Обейд Анастасия Викторовна.

Жалоба в интересах Доверителя в Европейский суд по правам человека была подготовлена адвокатом Лунёвой Ольгой Валерьевной.